ВходРегистрация

Токсическое оружие и соображения морали

 

Неинформированные люди, высказывая возражения против применения химического и биологического оружия, обычно употребляют такие слова, как «бесчеловечное», «варварское», «ужасное».

Письма, полученные мной после опубликования в журнале «Харперс мэгэзин» в июне 1959 г. статьи «Микроорганизмы и 0В», показывают, что большинство из тех, кто высказывается против применения на войне отравляющих веществ и биологических средств, фактически протестуют против войны, как таковой. Война - это варварство, однако необходимо делать различие между возражениями против войны в целом и возражениями против применения тех или иных видов оружия. Отвлеченно рассуждая, можно согласиться, что США пойдут на развязывание войны, когда почувствуют, что противник угрожает самому существованию нашей нации и нет иного выхода, как начать войну. Однако трудно понять, почему нам следует отказаться от применения любого оружия, которое могло бы дать нам максимальное преимущество.

В некоторых случаях, возражая против применения химического и биологического оружия, указывают на то, что эти виды оружия внушают страх, так как они невидимы. Это формальный предлог. Пули и снаряды, летя-щие в воздухе, также невидимы. Токсическое оружие еще не было использовано на войне в таких масштабах, чтобы играть значительную роль в ходе военных действий, поэтому широкая общественность имеет недостаточные сведения о действительной природе этого оружия и методах защиты от него.

Является ли химическая и биологическая война более бесчеловечной, чем война с применением других, обычных видов оружия? Прежде всего, давайте отметим тот факт, что не существует ни одного средства ведения войны, которое можно считать вполне гуманным.

Касаясь вопроса гуманности, следует сказать, что химическое и биологическое оружие причиняет меньше страданий во время нападения и вызывает меньше остаточных явлений у пораженных, чем другие виды оружия. К тому же пораженные отравляющими веществами испытывают страдания относительно менее продолжительное время, чем получившие ранения от артиллерийско-минометного огня.

После первой мировой войны полковник Джилкрист из медицинской службы армии США, ведущий специалист по медицинским вопросам химической войны, подводя итоги военных действий и их последствий, заявил, что отравляющие вещества являлись не только одним из наиболее эффективных средств поражения, но и наиболее гуманным средством, которое когда-либо применялось на поле боя. Люди, пораженные отравляющими веществами нервно-паралитического действия, известными со времени второй мировой войны; либо умирают, либо полностью выздоравливают. Хотя человек, подвергшийся воздействию этих отравляющих веществ, выглядит тяжело страдающим, люди, которые случайно получали такие поражения и выздоровели, говорят, что они вовсе не помнят, чтобы страдали. Действие этих отравляющих веществ коренным образом отличается от действия пуль, осколков снарядов, пламени огнеметов и мин. Безусловно, оно отличается и от действия ядерного оружия - поражения световым излучением, ударной, волной или проникающей радиацией.

Почему мы принимаем методы войны, при которых человеку наносят смертельные ожоги, калечат конечности, лицо, оставляют его слепым или потерявшим разум, и в то же время говорим, что химическое и биологическое оружие является неприемлемым? Это особенно трудно понять ввиду того, что на протяжении многих лет мы использовали отравляющие вещества против своего собственного народа, когда он бунтовал. Совершенно ясно, что отравляющие вещества являются наиболее гуманным методом обуздания толпы. Они значительно более приемлемы, чем огонь артиллерии и другие методы применения силы. Давайте вспомним, что во многих наших штатах отравляющие вещества используются для приведения в исполнение приговоров смертной казни, так как граждане упомянутых штатов считают этот метод казни более гуманным, чем повешение или расстрел.

Почему мы принимаем методы войны, при которых человеку наносят смертельные ожоги, калечат конечности, лицо, оставляют его слепым или потерявшим разум, и в то же время говорим, что химическое и биологическое оружие является неприемлемым? Это особенно трудно понять ввиду того, что на протяжении многих лет мы использовали отравляющие вещества против своего собственного народа, когда он бунтовал. Совершенно ясно, что отравляющие вещества являются наиболее гуманным методом обуздания толпы. Они значительно более приемлемы, чем огонь артиллерии и другие методы применения силы. Давайте вспомним, что во многих наших штатах отравляющие вещества используются для приведения в исполнение приговоров смертной казни, так как граждане упомянутых штатов считают этот метод казни более гуманным, чем повешение или расстрел.

При сравнении обычных видов оружия с токсическим можно отметить, что только химическое и биологическое оружие позволяет заранее решить что целью его применения является не смертельное поражение личного состава противника, а лишь выведение его из строя. Важно также и то, что токсическое оружие не приводит к большим разрушениям. Когда мы думаем о гуманности, мы должны отдавать себе отчет в том, в отношении кого мы ее проявляем. США не использовали отравляющие вещества во второй мировой войне, по-видимому по соображениям гуманности, хотя, например, на Тихоокеанском театре использование отравляющих веществ, несомненно, обеспечило бы нам значительное преимущество. В наших операциях по захвату островов Гуадалканал, Атту, Бугенвиль, Тарава, Эниветок, Сайпан, Пелелиу, Лейте, Иводзима и многих других применение отравляющих веществ могло бы спасти тысячи жизней. Тысячи тонн взрывчатых веществ были сброшены на эти острова в ходе так называемой артиллерийской подготовки, до того как наши войска высадились на берег. Однако они все же были встречены сильным огнем японцев. Так, например, один из островов группы Тарава, имевший хороший аэродром, обороняли 4 тыс. японских моряков. Несмотря на ожесточенный обстрел острова с кораблей и бомбардировку с воздуха, американским войскам пришлось в течение четырех дней вести ожесточенные бои за овладение островом. Мы потеряли около 4 тыс. человек, включая 1026 убитыми, и были вынуждены заново строить разрушенную взлетно-посадочную полосу аэродрома. Если бы вместо снарядов и бомб мы применили отравляющие вещества, весь вражеский гарнизон был бы уничтожен или выведен из строя за 2—3 дня, было бы полностью подавлено сопротивление высадке нашего десанта, а взлетно-посадочная полоса сохранилась бы в пригодном для немедленного использования состоянии.

Мнение о том, что химическое и биологическое оружие негуманно, вероятно, основано на следующих трех факторах: сравнительной новизне этих видов оружия в их современном виде, пропагандистской кампании, проводившейся западными союзниками против применения отравляющих веществ в годы первой мировой войны, и, наконец, просто боязни неизвестного.

США не связаны никакими договорными обязательствами, запрещающими применение химического или биологического оружия. Однако интересно отметить, что в выборе средств ведения войны наши вооруженные силы ограничены наставлением армии США, известным под названием «Законы наземной войны». Одно из ограничений в наставлении сформулировано гак: «Особенно запрещается ...применять виды оружия, снаряды или вещества, рассчитанные на то, чтобы причинять ненужные страдания». Далее приводится следующее истолкование этого положения: «Оружие, причиняющее ненужные страдания, может быть определено только в свете существующей в США практики... Принято считать незаконным использование пик с зубцами, пуль неправильной формы, наполненных стеклом снарядов, не разрешается смазывать пули какими-либо веществами, вызывающими воспаление ран, или делать на поверхности пуль и на ее сердечнике насечки».

Другое ограничение запрещает применение яда или отравленного оружия. Однако яд здесь рассматривается главным образом как средство заражения колодцев.

Вторым фактором, благодаря которому токсическое оружие стали считать негуманным, могла быть пропагандистская кампания, предпринятая союзниками против применения отравляющих веществ в первую мировую войну. Когда немцы использовали газы на Ипре, союзники первоначально ничего не могли противопоставить им в этом отношении, кроме пропаганды. Соответственно широкой публике в союзных странах было внушено, что немцы негуманны, поскольку они применили это ужасное оружие. Была проведена такая основательная работа, что результаты ее обнаруживаются еще до настоящего времени. Большинство из тех, кто делал у нас политику во время второй мировой войны и войны в Корее, были в солидном возрасте и, следовательно, находились еще под влиянием этой пропаганды.

Широкой общественности, так хорошо распропагандированной в то время, еще никогда серьезно не задавали вопроса о негуманности упомянутых средств, хотя имеются некоторые основания полагать, что молодое поколение не придерживается такой же точки зрения. Оно не подвергалось воздействию пропаганды против химического оружия, и в общем его отношение к этому вопросу, кажется, является нейтральным ввиду полной неосведомленности в вопросах химической и биологической войны в целом.

Третьим фактором, влияющим на формирование отношения общественности к войне с применением токсического оружия, является боязнь неизвестного. Большинство людей очень мало знает о химической и биологической войне, и только одно это незнание может вызвать страх. Чувство страха, вероятно, является естественным, если учесть, что отравляющие вещества часто не имеют запаха и цвета, а болезнетворные микробы вообще нельзя обнаружить с помощью органов чувств. Единственным выходом из этого положения, казалось бы, должна быть соответствующая подготовка населения и разработка средств предупреждения о применении биологических возбудителей болезней. Однако плохая осведомленность в прошлом в этих вопросах привела к тому, что на научные исследования и разработки в рассматриваемой области выделялись недостаточные средства, что некоторые ученые не хотели заниматься химическими и биологическими исследованиями в военных целях и что в настоящее время мы не имеем достаточных средств обнаружения.

Одним из критериев для определения гуманности служило то, насколько это оружие наряду с поражением солдат наносит вред гражданскому населению. Однако теперь это не имеет значения. Война стала всеобщей. Бомбардировки второй мировой войны, при которых использовались взрывчатые и зажигательные вещества, не делали различий между солдатами и гражданским населением, и ядерное оружие, безусловно, будет применяться без соблюдения таких различий.

Комментарии
Комментарии ()
Комментарии ()
Эдуард # 4 сентября 2013 в 23:59 0
Автор думает, что люди вокруг глупы. Гуманно - негуманно... Различие между обычным вооружением и оружием МАССОВОГО поражения в его воздействии. От обычного оружия можно вырыть окоп, укрытие, надеть бронежилет. К тому же часто начавшийся обстрел позволяет личному составу укрыться. ОВ проникают везде и не дают шансов выжить. Даже применение противогазов не дает такой возможности. Так же как и ЯО, позволяющее выжить только на определенном удалении от места удара. Все остальное вторично.