ВходРегистрация

Изменение военной доктрины США в период с 1945 по 1996 год и основные концепции


На территории Соединенных Штатов, в Лос-Аламосе, в пустынных просторах штата Нью-Мексико, в 1942 году был создан американский ядерный центр. На его базе были развернуты работы по созданию ядерной бомбы. Общее руководство проектом было поручено талантливому физику-ядерщику Р. Оппенгеймеру. Под его началом были собраны лучшие умы того времени не только США и Англии, но практически всей Западной Европы. Над созданием ядерного оружия трудился огромный коллектив, включая 12 лауреатов Нобелевской премии. Не было недостатка и в финансовых средствах.

К лету 1945 года американцам удалось собрать две атомные бомбы, получившие названия <Малыш> и <Толстяк>. Первая бомба весила 2722 кг и была снаряжена обогащенным Ураном-235. <Толстяк> с зарядом из Плутония-239 мощностью более 20 кт имела массу 3175 кг. 16 июня состоялось первое полигонное испытание ядерного устройства, приуроченное к встрече руководителей СССР, США, Великобритании и Франции.

К этому времени изменились отношения между бывшими соратниками. Следует отметить, что США, как только у них появилась атомная бомба, стремились к монопольному праву обладания ею, чтобы лишить другие страны возможности использовать атомную энергию по своему усмотрению.

Президент США Г. Трумэн стал первым политическим руководителем, кто принял решение на применение ядерных бомб. С военной точки зрения необходимости таких бомбардировок густонаселенных японских городов не было. Но политические мотивы в этот период превалировали над военными. Руководство Соединенных Штатов стремилось к главенству во всем послевоенном мире, а ядерные бомбардировки, по их мнению, должны были стать весомым подкреплением этих устремлений. С этой целью они стали добиваться принятия американского <плана Баруха>, который закрепил бы за США монопольное владение атомным оружием, другими словами, <абсолютное военное превосходство>.

Роковой час настал. 6 и 9 августа экипажи самолетов B-29 и сбросили свой смертоносный груз на города Хиросима и Нагасаки. Общие людские потери и масштабы разрушений от этих бомбардировок характеризуются следующими цифрами: мгновенно погибло от теплового излучения (температура около 5000 градусов С) и ударной волны - 300 тысяч человек, еще 200 тысяч получили ранение, ожоги, облучились. На площади 12 кв. км были полностью разрушены все строения. Только в одной Хиросиме из 90 тысяч строений было уничтожено 62 тысячи. Эти бомбардировки потрясли весь мир. Считается, что это событие положило начало гонке ядерных вооружений и противостоянию двух политических систем того времени на новом качественном уровне.

Развитие американских стратегических наступательных вооружений после Второй Мировой войны осуществлялось в зависимости от положений военной доктрины. Ее политическая сторона определяла главную цель руководства США - достижение мирового господства. Главным препятствием на пути этих устремлений считался Советский Союз, который по их мнению должен был ликвидирован. В зависимости от расстановки сил в мире, достижений науки и техники менялись ее основные положения, что находило соответствующее отражение в принятии определенных стратегических стратегий (концепций). Каждая последующая стратегия не заменяла полностью предшествовавшую ей, а лишь модернизировала ее главным образом в вопросах определения путей строительства Вооруженных сил и способах ведения войны.

С середины 1945 года и по 1953 год американское военно-политическое руководство в вопросах строительства стратегических ядерных сил (СЯС) исходило из того, что США монопольно владеют ядерным оружием и могут достичь мирового господства путем ликвидации СССР в ходе ядерной войны. Подготовка к такой войне началась практически сразу после разгрома гитлеровской Германии. Об этом свидетельствует директива Объединенного комитета военного планирования ? 432/д от 14 декабря 1945 года, где ставилась задача на подготовку атомной бомбардировки 20 советских городов - основных политических и промышленных центров Советского Союза. При этом планировалось использовать весь наличный на то время запас атомных бомб (196 штук), носителями которых являлись модернизированные бомбардировщики В-29. Определялся и способ их применения - внезапный атомный <первый удар>, который должен поставить советское руководство перед фактом бесперспективности дальнейшего сопротивления.

Политическим обоснованием таких действий становится тезис о <советской угрозе>, одним из главных авторов которого можно считать поверенного в делах США в СССР Дж. Кеннана. Именно он 22 февраля 1946 года послал в Вашингтон <длинную телеграмму>, где в восьми тысячах слов обрисовал <жизненную угрозу>, будто бы нависшую над США, и предложил стратегию конфронтации с Советским Союзом.

Президент Г. Трумэн дал указание разработать доктрину (в последствии получила название <доктрины Трумэна>) проведения политики с позиции силы по отношению к СССР. Для централизации планирования и повышения эффективности применения стратегической авиации весной 1947 году создается стратегическое авиационное командование (САК). Одновременно ускоренными темпами реализуется задача совершенствования стратегической авиационной техники.

К середине 1948 года в Комитете начальников штабов был составлен план ядерной войны с СССР, получивший кодовое название <Чариотир>. Он предусматривал, что война должна начаться <с концентрированных налетов с использованием атомных бомб против правительственных, политических и административных центров, промышленных городов и избранных предприятий нефтеочистительной промышленности с баз в западном полушарии и Англии>. Только за первые 30 дней намечалось сбросить 133 ядерные бомбы на 70 советских городов.

Однако, как подсчитали американские военные аналитики, этого было недостаточно для достижения быстрой победы. Они считали, что за это время Советская Армия сможет овладеть ключевыми районами Европы и Азии. В начале 1949 года был создан специальный комитет из высших чинов армии, авиации и флота под руководством генерал-лейтенанта Х. Хармона, которому была поставлена задача попытаться оценить политические и военные последствия намеченного атомного наступления на Советский Союз с воздуха. Выводы и подсчеты комитета явно свидетельствовали, что США к ядерной войне пока не готовы.

В выводах комитета значилось, что требуется увеличить количественный состав САК, повысить его боевые возможности, пополнить ядерные арсеналы. Чтобы обеспечить нанесение массированного ядерного удара авиационными средствами Соединенным Штатам необходимо создать сеть баз вдоль границ СССР, с которых бомбардировщики-носители ядерного оружия могли осуществлять боевые вылеты по кратчайшим маршрутам к запланированным целям на советской территории. Необходимо развернуть серийное производство тяжелых стратегических межконтинентальных бомбардировщиков В-36, способных действовать с баз на американской территории.

Сообщение о том, что Советский Союз овладел секретом ядерного оружия вызвало у правящих кругов США желание как можно быстрее развязать превентивную войну. Был разработан план <Тройан>, в котором предусматривалось начать боевые действия 1 января 1950 года. На то время САК располагало 840 стратегическими бомбардировщиками в строевых частях, 1350 - в резерве и свыше 300 атомными бомбами.

Чтобы оценить его жизненность, Комитет начальников штабов приказал группе генерал-лейтенанта Д. Хэлла проверить на штабных играх шансы выведения из строя девяти наиболее важных стратегических районов на территории Советского Союза. Проиграв воздушное наступление против СССР, аналитики Хэлла подвели итог: вероятность достижения указанных целей составляет 70 %, что повлечет потерю 55 % наличного состава бомбардировщиков. Выяснилось, что стратегическая авиация США в этом случае очень быстро потеряет боеспособность. Поэтому вопрос о превентивной войне в 1950 году был снят. Вскоре американское руководство смогло на деле убедиться в правильности таких оценок. В ходе начавшейся в 1950 году Корейской войны бомбардировщики В-29 понесли тяжелые потери от атак реактивной истребительной авиации.

Но ситуация в мире быстро менялась, что нашло свое отражение в американской стратегии <массированного возмездия>, принятой в 1953 году. Она основывалась на превосходстве США над СССР в количестве ядерных боеприпасов и средствах их доставки. Предусматривалось ведение всеобщей ядерной войны против стран социалистического лагеря. Главным средством достижения победы считалась стратегическая авиация, на развитие которой направлялось до 50 % финансовых средств, выделяемых Министерству обороны на закупку вооружений.

В 1955 году САК располагало 1565 бомбардировщиками, 70 % из которых составляли реактивные В-47, и 4750 ядерными бомбами для них мощностью от 50 кт до 20 Мт. В этом же году на вооружение принимается тяжелый стратегический бомбардировщик В-52, который постепенно становится основным межконтинентальным носителем ядерного оружия.

В то же время военно-политическое руководство США начинает осознавать, что в условиях быстрого возрастания возможностей советских средств ПВО тяжелые бомбардировщики не смогут в одиночку решить задачу достижения победы в ядерной войне. В 1958 году на вооружение поступают баллистические ракеты средней дальности <Тор> и <Юпитер>, развертывание которых ведется в Европе. Годом позже на боевое дежурство ставятся первые межконтинентальные ракеты <Атлас-D>, заканчивается ввод в боевой состав атомной подводной лодки <Дж. Вашингтон> с ракетами <Поларис-А1>.

С появлением в составе СЯС баллистических ракет возможности по нанесению ядерного удара у США значительно возрастают. Однако и в СССР к концу 50-х годов создаются межконтинентальные носители ядерного оружия, способные нанести ответный удар по территории Соединенных Штатов. Особую тревогу у Пентагона вызывали советские МБР. В этих условиях руководители Соединенных Штатов посчитали, что стратегия <массированного возмездия> не в полной мере соответствует современным реалиям и должна быть скорректирована.

К началу 1960 года ядерное планирование в США принимает централизованный характер. До этого каждый вид Вооруженных сил планировал применение ядерного оружия самостоятельно. Но увеличение числа стратегических носителей потребовало создания единого органа для планирования ядерных операций. Им стал Объединенный штаб планирования стратегических целей, подчиненный командующему САК и Комитету начальников штабов Вооруженных Сил США. В декабре 1960 года был составлен первый единый план ведения ядерной войны, получивший наименование <Единый комплексный оперативный план> - СИОП. Он предусматривал, в соответствии с требованиями стратегии <массированного возмездия>, ведение против СССР и Китая только всеобщей ядерной войны с неограниченным применением ядерного оружия (3,5 тысячи ядерных боезарядов).

В 1961 году принимается стратегия <гибкого реагирования>, отразившая изменения официальных взглядов на возможный характер войны с СССР. Кроме всеобщей ядерной войны американские стратеги стали допускать возможность ограниченного применения ядерного оружия и ведение войн обычными средствами поражения непродолжительное время (не более двух недель). Выбор способов и средств ведения войны должен был быть осуществлен с учетом сложившейся геостратегической ситуации, соотношения сил и наличия ресурсов.

На развитие американских стратегических вооружений новые установки отразились весьма значительно. Начинается бурный количественный рост МБР и БРПЛ. Совершенствованию последних уделяется особое внимание, так как их можно было использовать в качестве средств <передового базирования> в Европе. При этом американскому правительству уже не требовалось искать для них возможные районы размещения и уговаривать европейцев дать свое согласие на использование их территории, как это было в период развертывания ракет средней дальности.

Военно-политическое руководство США считало, что необходимо иметь такой количественный состав СЯС, применение которого обеспечило бы <гарантированное уничтожение> Советского Союза, как жизнеспособного государства.

В первые годы этого десятилетия была развернута значительная группировка МБР. Так, если в начале 1960 года в боевом составе САК имелось 20 ракет только одного типа - <Атлас-D>, то к концу 1962 года - уже 294. К этому времени были приняты на вооружение межконтинентальные баллистические ракеты <Атлас> модификаций и , <Титан-1> и <Минитмен-1А>. Последние МБР по степени совершенства стояли на несколько порядков выше своих предшественниц. В этом же году на боевое патрулирование вышла десятая американская ПЛАРБ. Общее число БРПЛ <Поларис-А1> и <Поларис-А2> достигло 160 единиц. В строй вступили последние из заказанных тяжелых бомбардировщиков В-52Н и средних бомбардировщиков В-58. Общее количество бомбардировщиков в составе стратегического авиационного командования составило 1819. Таким образом, организационно оформилась американская ядерная триада стратегических наступательных сил (части и соединения МБР, атомных ракетных подводных лодок и стратегических бомбардировщиков), каждый компонент которой гармонично дополнял друг друга. На ее оснащении имелось свыше 6000 ядерных боезарядов.

В середине 1961 года был одобрен план СИОП-2, отражавший стратегию <гибкого реагирования>. Он предусматривал проведение пяти взаимосвязанных операций по уничтожению советского ядерного арсенала, подавления системы ПВО, уничтожение органов и пунктов военного и государственного управления, крупных группировок войск, а также нанесение ударов по городам. Общее количество целей в плане составляло 6 тысяч. В месте тем разработчики плана учитывали и возможность нанесения Советским Союзом ответного ядерного удара по территории США.

В начале 1961 года была сформирована комиссия, в обязанности которой вменялось вырабатывать перспективные пути развития американских СЯС. В последствии такие комиссии создавались регулярно.

Осенью 1962 года мир снова оказался на грани ядерной войны. Разразившийся Карибский кризис заставил политиков всего мира взглянуть на ядерное оружие с новой стороны. Впервые оно явно сыграло роль сдерживающего фактора. Внезапное для США появление советских ракет средней дальности на Кубе и отсутствие у них подавляющего превосходства в количестве МБР и БРПЛ над Советским Союзом сделали военный путь разрешения конфликта невозможным.

Американское военное руководство тут же заявило о необходимости довооружения, фактически взяв курс на развязывание гонки стратегических наступательных вооружений (СНВ). Желания военных нашли должную поддержку в сенате США. На развитие СНВ были выделены громадные деньги, что позволило качественно и количественно улучшить СЯС. В 1965 году полностью были сняты с вооружения ракеты <Тор> и <Юпитер>, <Атлас> всех модификаций и <Титан-1>. На замену им поступили межконтинентальные ракеты <Минитмен-1В> и <Минитмен-2>, а также тяжелая МБР <Титан-2>.

Существенно количественно и качественно вырос морской компонент СНС. Учитывая такие факторы, как практически безраздельное господство ВМС США и объединенного флота НАТО на просторах мирового океана в начале 60-х годов, высокую живучесть, скрытность и мобильность ПЛАРБ, американское руководство решило значительно увеличить число развернутых подводных ракетоносцев, которые смогли бы успешно заменить ракеты средней дальности. Их главными целями должны были стать крупные промышленные и административные центры Советского Союза и других социалистических стран.

В 1967 году в боевом строю СЯС имелось 41 ПЛАРБ с 656 ракетами, из которых более 80 % составляли БРПЛ <Поларис-А3>, 1054 МБР и свыше 800 тяжелых бомбардировщиков. После снятия с вооружения устаревших самолетов типа В-47 предназначавшиеся для них ядерные бомбы были ликвидированы. В связи с изменением тактики стратегической авиации на оснащение В-52 поступили крылатые ракеты AGM-28 <Хаунд Дог> с ядерной головной частью.

Быстрый рост во второй половине 60-х годов числа советских МБР типа <ОС> с улучшенными характеристиками, создание системы ПРО, сделали вероятность достижения Америкой быстрой победы в возможной ядерной войне мизерной.

Гонка стратегических ядерных вооружений ставила перед военно-промышленным комплексом США все новые и новые задачи. Требовалось найти новый путь быстрого наращивания ядерной мощи. Высокий научно-производственный уровень ведущих американских ракетостроительных фирм позволил решить и эту задачу. Конструкторы нашли способ значительного увеличения количества поднимаемых ядерных зарядов без увеличения числа их носителей. Были разработаны и внедрены разделяющиеся головные части (РГЧ) сначала с рассеивающимися боевыми элементами, а затем и с индивидуальным наведением.

Руководство США решило, что пришло время несколько скорректировать военно-техническую сторону своей военной доктрины. Используя испытанный тезис о <советской ракетной угрозе> и <отставании США>, оно легко добилось выделения финансовых средств на новые стратегические вооружения. С 1970 года началось развертывание МБР <Минитмен-3> и БРПЛ <Посейдон-С3> с РГЧ типа <МИРВ>. В тоже время устаревшие <Минитмен-1В> и <Поларисы> снимались с боевого дежурства.

В 1971 году официально принимается стратегия <реалистического устрашения>. В основе ее была заложена идея ядерного превосходства над СССР. Авторы стратегии учитывали наступающее равенство в количестве стратегических носителей между США и СССР. К тому времени без учета ядерных сил Англии и Франции сложился следующий баланс стратегических вооружений. По МБР наземного базирования - у США 1054 против 1300 у Советского Союза, по числу БРПЛ - 656 против 300 и по стратегическим бомбардировщикам - 550 против 145 соответственно. Новая стратегия в области развития СНВ предусматривала резкое наращивание количества ядерных боевых блоков на баллистических ракетах при одновременном улучшении их тактико-технических характеристик, что должно было обеспечить качественное превосходство над СЯС Советского Союза.

Совершенствование стратегических наступательных сил нашло свое отражение в очередном плане - СИОП-4, принятом в 1971 году. Он был разработан с учетом взаимодействия всех компонентов ядерной триады и предусматривал поражение 16 тысяч целей.

Но под давлением мировой общественности руководство США вынуждено было пойти на переговоры по вопросам ядерного разоружения. Методы ведения таких переговоров регламентировала концепция <ведения переговоров с позиции силы> - составная часть стратегии <реалистического устрашения>. В 1972 году был заключен Договор между США и СССР об ограничении систем ПРО и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения СНВ (ОСВ-1). Однако, наращивание стратегического ядерного потенциала противостоящих политических систем продолжалось.

К середине 70-х годов было завершено развертывание ракетных систем <Минитмен-3> и <Посейдон>. Все ПЛАРБ типа <Лафайет>, оснащенные новыми ракетами, прошли модернизацию. Тяжелые бомбардировщики получили на вооружение ядерные УР SRAM. Все это привело к резкому возрастанию ядерного арсенала, закрепленного за стратегическими носителями. Так за пять лет с 1970 по 1975 год количество боевых блоков возросло с 5102 до 8500 штук. Полным ходом велось совершенствование системы боевого управления стратегическими вооружениями, что позволило реализовать принцип быстрого переприцеливания боевых блоков на новые цели. Чтобы полностью пересчитать и заменить полетное задание для одной ракеты теперь требовалось всего несколько десятков минут, а всю группировку МБР СНС можно было переприцелить за 10 часов. К концу 1979 года эта система была внедрена на всех пусковых установках межконтинентальных ракет и пунктах управления пуском. Одновременно повышалась защищенность шахтных пусковых установок МБР <Минитмен>.

Качественное улучшение СНВ США позволило перейти от концепции <гарантированного уничтожения> к концепции <выбора целей>, предусматривавшей многовариантные действия - от ограниченного ядерного удара несколькими ракетами до массированного удара по всему комплексу намеченных объектов поражения. Был составлен и утвержден в 1975 году план СИОП-5, предусматривавший нанесение ударов по военным, административным и экономическим объектам Советского Союза и стран Варшавского договора общим числом до 25 тысяч.

Основной формой применения американских СНВ считался внезапный массированный ядерный удар всеми боеготовыми МБР и БРПЛ, а также некоторым количеством тяжелых бомбардировщиков. К этому времени БРПЛ стали ведущими в ядерной триаде США. Если до 1970 года большая часть ядерных зарядов числилась за стратегической авиацией, то в 1975 году на 656 ракетах морского базирования было установлено 4536 боевых блока (на 1054 МБР - 2154 заряда, а на тяжелых бомбардировщиках - 1800). Изменились и взгляды на их применение. Кроме нанесения ударов по городам, учитывая малое подлетное время (12 - 18 минут), ракеты подводных лодок могли применяться для поражения стартующих советских МБР на активном участке траектории или непосредственно в пусковых установках, воспрепятствования их старта до подлета американских МБР. На последние возлагалась задача поражения высокозащищенных целей и прежде всего ШПУ и командных пунктов ракетных частей РВСН. Таким образом мог быть сорван или значительно ослаблен советский ответно-встречный ядерный удар по территории США. Тяжелые бомбардировщики планировалось применять для поражения сохранившихся или вновь выявленных целей.

Со второй половины 70-х годов начинается трансформация взглядов американского политического руководства на перспективы ядерной войны. Учитывая мнение большинства ученых о гибельности для США даже ответного советского ядерного удара, оно решило принять теорию ограниченной ядерной войны для одного ТВД, а конкретно, Европейского. Для ее осуществления были необходимы новые ядерные вооружения.

Администрация президента Дж. Картера выделила средства на разработку и производство высокоэффективной стратегической системы морского базирования <Трайдент>. Реализацию данного проекта предусматривалось осуществить в два этапа. На первом планировалось перевооружить 12 ПЛАРБ типа <Дж. Мэдисон> ракетами <Трайдент-С4>, а также построить и ввести в строй 8 ПЛАРБ нового поколения типа <Огайо> с 24 такими же ракетами. На втором этапе предполагалось построить еще 14 ПЛАРБ и вооружить все лодки этого проекта новой БРПЛ <Трайдент-D5> с более высокими тактико-техническими характеристиками.

В 1979 году президент Дж. Картер принимает решение о полномасштабном производстве межконтинентальной баллистической ракеты <Пискипер> (<МХ>), которая по своим характеристикам должна была превзойти все существовавшие советские МБР. Ее разработка велась с середины 70-х годов наряду с БРСД <Першинг-2> и новым видом стратегических вооружений - крылатыми ракетами большой дальности наземного и воздушного базирования.

С приходом к власти администрации президента Р. Рейгана на свет появилась <доктрина неоглобализма>, отражавшая новые взгляды военно-политического руководства США на пути достижения мирового господства. Она предусматривала широкий комплекс мероприятий (политических, экономических, идеологических, военных) по <отбрасыванию коммунизма>, прямое использование военной силы против тех стран, где США усматривают наличие угрозы своим <жизненно важным интересам>. Естественно была скорректирована и военно-техническая сторона доктрины. Основу ее на 80-е годы составила стратегия <прямого противоборства> с СССР в глобальном и региональном масштабах, направленная на достижение <полного и неоспоримого военного превосходства США>.

Вскоре в Пентагоне были разработаны <Директивные указания по строительству вооруженных сил США> на ближайшие годы. В них, в частности, определялось, что в ядерной войне <США должны одержать верх и иметь возможность принудить СССР в короткие сроки прекратить военные действия на условиях США>. Военными планами предусматривалось ведение как всеобщей, так и ограниченной ядерной войны в рамках одного ТВД. Кроме того, ставилась задача быть готовыми вести эффективную войну из космоса.

На основании этих положений были разработаны концепции развития СНС. Концепция <стратегической достаточности> требовала иметь такой боевой состав стратегических носителей и ядерных боевых блоков к ним, чтобы обеспечить <устрашение> Советского Союза>. Концепция <активного противодействия> предусматривала пути обеспечения гибкости применения стратегических наступательных сил в любой обстановке - от одиночного применения ядерного оружия до использования всего ядерного арсенала.

В марте 1980 года президент утверждает план СИОП-5Д. Планом предусматривалось нанесение трех вариантов ядерных ударов: превентивного, ответно-встречного и ответного. Количество объектов поражения составило 40 тысяч, куда вошли 900 городов с населением свыше 250 тысяч в каждом, 15 тысяч промышленных и экономических объектов, 3500 военных целей на территории СССР, стран Варшавского договора, КНР, Вьетнама и Кубы.

В начале октября 1981 года президент Рейган объявил свою <стратегическую программу> на 80-е годы, содержавшую установки на дальнейшее наращивание стратегического ядерного потенциала. На шести заседаниях комитета по военным вопросам конгресса США состоялись последние слушания по этой программе. На них были приглашены представители президента, Министерства обороны, ведущие ученые в области вооружений. В результате всесторонних обсуждений всех структурных элементов программа наращивания стратегических вооружений была одобрена. В соответствии с ней, начиная с 1983 года, в качестве ядерных средств передового базирования были развернуты в Европе 108 пусковых установок БРСД <Першинг-2>, 464 крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G.

Во второй половине 80-х годов была разработана еще одна концепция -<существенной эквивалентности>. В ней определялось, как в условиях сокращения и ликвидации одних типов СНВ за счет улучшения боевых характеристик других обеспечить качественное превосходство над СЯС СССР.

С 1985 года началось развертывание 50 МБР <МХ> шахтного базирования (еще 50 ракет этого типа в мобильном варианте планировалось поставить на боевое дежурство в начале 90-х годов) и 100 тяжелых бомбардировщиков В-1В. Полным ходом велось производство крылатых ракет воздушного базирования BGM-86 для оснащения 180 бомбардировщиков В-52. На 350 МБР <Минитмен-3> устанавливалась новая РГЧ с более мощными боевыми блоками, одновременно модернизировалась система управления.

Интересная ситуация сложилась после размещения на территории Западной Германии ракет <Першинг-2>. Формально эта группировка не входила в состав СНС США и являлась ядерным средством верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (эту должность всегда занимали представители США). Официальной версией, для мировой общественности, ее развертывание в Европе была реакция на появление у Советского Союза ракет РСД-10 (SS-20) и необходимости довооружения НАТО перед лицом ракетной угрозы с Востока. На самом деле причина была конечно же другая, что и подтвердил верховный главнокомандующий объединенных вооруженных сил НАТО в Европе генерал Б. Роджерс. Он в 1983 году в одном из своих выступлений сказал: <Большинство людей полагают, что мы предпринимаем модернизацию своего оружия из-за ракет SS-20. Мы осуществили бы модернизацию и в том случае, если бы ракет SS-20 не было>.

Главное предназначение <Першингов> (учтенных в плане <СИОП>) было нанесение <обезглавливающего удара> по командным пунктам стратегических формирований Вооруженных сил СССР и РВСН в Восточной Европе, что должно было сорвать осуществление советского ответного удара. Для этого они обладали всеми необходимыми тактико-техническими характеристиками: малым временем подлета (8-10 минут), высокой точностью стрельбы и ядерным зарядом, способным поражать высокозащищенные цели. Таким образом, становилось ясно, что они предназначались для решения стратегических наступательных задач.

Опасным оружием стали крылатые ракеты наземного базирования, также считавшиеся ядерным средством НАТО. Но применение их предусматривалось в соответствии с планом <СИОП>. Главное их достоинство заключалось в высокой точности стрельбы (до 30 м) и скрытности полета, который происходил на высоте нескольких десятков метров, что в сочетании с малой эффективной площадью рассеивания делало перехват системой ПВО таких ракет крайне сложным делом. Объектами поражения для КР могли быть любые точечные высокозащищенные цели типа командных пунктов, ШПУ и т. п.

Однако, к концу 80-х годов США и СССР накопили такой огромный ядерный потенциал, что он давно перерос разумные пределы. Создалась ситуация, когда необходимо было принять решение, что дальше делать. Положение усугублялось тем, что половина МБР (<Минитмен-2> и часть <Минитмен-3>) находились в эксплуатации 20 и более лет. Поддержание их в боеготовом состоянии обходилось с каждым годом все дороже. В этих условиях руководством страны было принято решение о возможности 50 % сокращения СНВ при условии ответного шага со стороны Советского Союза. Такой договор был заключен в конце июля 1991 года. Его положения во многом определили пути развития стратегических вооружений на 90-е годы. Была дана установка, на развитие таких СНВ, чтобы на парирование угрозы от них, СССР потребовалось бы затратить большие финансовые и материальные средства.

Ситуация коренным образом изменилась после развала Советского Союза. В результате США достигли мирового господства и остались единственной <сверхдержавой> мира. Наконец была выполнена политическая часть американской военной доктрины. Но с окончанием <холодной войны>, как считает администрация Б. Клинтона, угрозы для интересов США сохранились. В 1995 году появился доклад <Национальная военная стратегия>, представленный председателем комитета начальников штабов ВС, и направленный Конгрессу. Он стал последним из официальных документов, в которых излагались положения новой военной доктрины. В ее основе лежит <стратегия гибкой и избирательной вовлеченности>. Определенные коррективы в новой стратегии внесены в содержание основных стратегических концепций.

Военно-политическое руководство по-прежнему делает ставку на силу, а Вооруженные силы готовятся к ведению войны и достижению <победы в любых войнах, где и когда они бы ни возникали>. Естественно, проводится совершенствование военной структуры, в том числе и стратегических ядерных сил. На них возлагается задача сдерживания и устрашения возможного противника, как в мирный период, так и входе всеобщей или ограниченной войны с применением обычных средств поражения.

Значительное место в теоретических разработках уделено месту и способам действия СНС в ядерной войне. С учетом сложившегося соотношения сил между США и Россией в области стратегических вооружений, американское военно-политическое руководство считает, что цели в ядерной войне могут быть достигнуты в результате многократных и разнесенных по времени ядерных ударов по объектам военного и экономического потенциалов, административного и политического управления. По времени это могут быть как упреждающие, так и ответно-встречные действия.

Предусматриваются следующие виды ядерных ударов: выборочные - для поражения различных органов управления, ограниченные или региональные (например, по группировкам войск противника в ходе обычной войны при неудачном развитии ситуации) и массированные. В связи с этим проведена определенная реорганизация СНВ США. Дальнейшее изменение американских взглядов на возможное развитие и применение стратегических ядерных вооружений можно ожидать в начале следующего тысячелетия.

Комментарии
Комментарии ()
Комментарии ()

Нет комментариев. Ваш будет первым!