ВходРегистрация

Концепция развития СЯС Франции в период с конца 50-х годов до середины 90-х годов

Концепция развития СЯС Франции в период с конца 50-х годов до середины 90-х годов

До начала 50-х годов французское военно-политическое руководство не помышляло о создании собственного ядерного оружия и полностью полагалось на гарантии США. Об этом свидетельствует принятый в июле 1952 года Закон Гайяра - первый пятилетний план развития атомной промышленности, носивший практически сугубо мирный характер. Но вопросами развития промышленной инфраструктуры, способной обеспечить проведение научно-исследовательских работ по атомной тематике, во Франции начали заниматься со второй половины 40-х годов. Еще 18 октября 1945 года правительство Французской Республики, возглавляемое генералом Ш. де Голлем, создало Комиссариат по атомной энергии (CEA - Commissariat a lEnergie Atomique) и возложило на него решение задач использования атомной энергии в областях науки и промышленности.

В то же время группа полковника Ш. Айерса, занимавшаяся вопросами защиты от оружия массового поражения, подготовила доклад на имя начальника штаба сухопутных войск генерала Бланка с обоснованием необходимости скорейшего создания Францией собственного атомного оружия. Они считали, что за пять лет можно спроектировать и произвести атомную бомбу, на что потребуется 80 млрд. франков. Доклад был обсужден в высших военных кругах. Вскоре по требованию министра обороны группа Айерса составила программу разработки ядерного оружия под кодовым названием <План К103>. На процесс окончательного принятия положительного решения в пользу создания собственного ядерного арсенала оказало влияние и военное поражение французских войск во Вьетнаме. Так в мае 1954 года в результате штурма крепости Дьенбьенфу в плен попало сразу 12000 французских военнослужащих. Престиж Франции быстро падал. 26 декабря 1954 правительство официально признало необходимость создания национального ядерного оружия.

К концу 1956 года во Франции были сформированы все необходимые органы и структуры для проведения в жизнь этой программы. За решение проблемы ядерного оружия взялись гражданский Комиссариат по атомной энергии (CEA) и Министерство обороны. На первый (департамент новой техники, с 1958 года - отделение военных программ) возлагались научная сторона, производство и испытания, а на военных - обеспечение испытаний, охрана и т.п. Была принята государственная программа на 1957-61 года, предусматривавшая финансирование всех работ.

В 1957 году было выбрано место строительства полигона для атомных испытаний. В оазисе Регган (территория Алжира), в 700 км южнее Колом-Бежара, за три года вырос целый городок на 10 тысяч жителей и научно-исследовательский комплекс. Строительство обошлось в 100 млрд. франков. 11 апреля 1958 года премьер-министр Ф. Гайяр отдает распоряжение об обеспечении проведения первой серии испытаний, которые должны были состояться в первом квартале 1960 года.

В 1958 году принимается новая Конституция, существенно расширяющая права президента Французской республики. К власти приходит генерал Ш. де Голль - ярый сторонник ядерной независимости Франции. Именно с его именем связывают политику в области ядерных вооружений, которая проводилась французским руководством на протяжении почти 20 лет.

3 ноября 1959 года де Голль в своей речи, произнесенной в Центре высших военных исследований, сказал, что главная цель ядерной программы Франции заключается в создании национальных <ударных сил> на основе ядерного оружия, которое могло быть задействовано в любой точке земного шара.

13 февраля 1960 года мощный взрыв (оценивается в 60-70 кт) на полигоне Регган возвестил о вступлении Французской республики в <атомный клуб>. В апреле и декабре этого же года были проведены в атмосфере еще два испытания ядерных устройств. В пору было подумать о создании стратегических носителей нового оружия. Тем временем произошли события заставившие CEA искать новое место проведения ядерных испытаний. 25 апреля 1961 года четвертое ядерное устройство было подорвано с неполным циклом деления. Это было сделано для предотвращения его захвата повстанцами генерала М. Шале, бывшим главнокомандующим французскими войсками в Алжире, поднявшим 22 апреля восстание против французских властей. В южной части Алжира, на гранитном плато Хоггар (в 560 км от г. Регган), был построен второй полигон для проведения подземных ядерных испытаний, который использовался до 1966 года (проведено 13 взрывов).

Получение в июле 1962 года Алжиром независимости делало неизбежным перенос полигона на новое место. В связи с этим были выбраны два незаселенных атолла Муророа (длина 28 км, ширина 10 км) и Фангатауфа, находящиеся примерно в 1200 км от о. Таити в южной части Тихого океана. Начиная с 1963 года, здесь была создана необходимая инфраструктура для подготовки и проведения испытаний, а также жизнедеятельности персонала. Вплоть до 1975 года на Тихоокеанском полигоне проводились только воздушные взрывы. Затем их пришлось перенести под землю, а с 1981 - и в центральную зону атолла Муророа под дно лагуны. В 1996 году этот полигон продолжал функционировать.

Руководство Пятой республики во главе с Ш. де Голлем делало большую ставку на ядерное оружие, как средство давления при достижении национальных внешнеполитических целей. Главными из них считались освобождение страны от опеки Вашингтона, занятие более самостоятельной позиции в НАТО и повышение престижа Франции в Западной Европе.

Основа французского ядерного потенциала создавалась в ходе реализации четырех военных программ в соответствии с долгосрочным планом <Каэлканш-1>, рассчитанным на 20...25 лет. В ходе первой военной программы на 1960-64 года были выделены крупные ассигнования (2,932 млрд. франков) на доработку и развертывание средних бомбардировщиков <Мираж> IV - единственного на то время французского стратегического средства доставки ядерного оружия. Для их базирования было подготовлено девять авиабаз с необходимой инфраструктурой, созданы и закуплены атомные бомбы. Первоначально планировалось, что <Миражи> будут находится на вооружении до конца 60-х годов, но в последствии срок их эксплуатации не раз продлевался.

Значительные средства были выделены на опытно-конструкторские работы, направленные на создание морских ракетно-ядерных сил. Началось строительство опытной подводной лодки <Жимнот>. Но так как создать реактор для нее своевременно не удалось, было принято решение оснастить лодку обычной дизель-электрической установкой. Эта субмарина использовалась для проведения испытаний баллистических ракет для подводных лодок.

Одновременно велось научное обоснование французской доктрины использования ядерного оружия. Становление и развитие военно-стратегических концепций Пятой республики в этой области непосредственно связывают с ее первым президентом - Ш. де Голлем. Он сумел первым оценить суть сложившейся на рубеже начала 60-х годов стратегической ситуации в мире, тенденции ее эволюции и последствия, вытекающие из них для Франции.

Усомнившись в союзнических гарантиях США в области ядерной безопасности, а также опасаясь втягивания Франции в конфликт, который вопреки ее интересам мог быть развязан, де Голль пришел к выводу, что Пятой республике надлежит самостоятельно обеспечивать свою безопасность. Средством достижения этого могла быть независимая военная политика, ядром которой должна была стать доктрина ядерного <сдерживания>, отличная от натовской (фактически - американской).

За разработку французской доктрины <сдерживания> взялись ведущие военные теоретики, такие как генералы П. Галлуа, Л. Пуарье, адмирал А. Сангинетт и другие. Вскоре они разработали концептуальные положения национальной доктрины, получившей название <сдерживание слабым сильного>. Основная ее суть заключалась в идее, что пусть более слабое в военной области государство, но обладающее ядерным потенциалом, может путем угрозы его применения по городам сдержать сильного агрессора от развязывания войны или конфликта. Эта доктрина носила ярко выраженный антисоветскую направленность, а ее основными чертами стали абсолютный приоритет ядерных сил в военном строительстве, их независимость от НАТО, самостоятельный характер стратегических концепций использования ядерных сил, ориентированных на предотвращение войны посредством постоянной угрозы нанесения массированного ответного удара.

Таким образом, французское военно-политическое руководство определило для своих стратегических ядерных сил главную цель - сдерживание войны, а в качестве возможной формы их применения - нанесение всеми имеющимися носителями массированного ядерного удара (концепция <все или ничего>) по объектам промышленного потенциала противника (концепция <удара по городам>) при любом нападении агрессора. В военном строительстве приоритет отдавался стратегическим вооружениям.

С конца 50-х годов французское руководство стало проводить политику <ядерного национализма>, которая в конце концов привела к выходу Франции из военной структуры НАТО. В 1958 году правительству США было отказано в предоставлении возможности развернуть баллистические ракеты средней дальности на французской территории. Была отвергнута американская стратегия <гибкого реагирования>, которая с 1962 года стала официальной доктриной Североатлантического союза. Такая же учесть постигла <Пакт Нассау>, одобренный в декабре 1962 года президентом США Дж. Кеннади и премьер-министром Великобритании Г. Макмилланом, суть которого заключалась в предоставлении одинаковых прав Великобритании и Франции в ядерной политике НАТО и постепенного интегрирования ядерных сил этих стран с частью ядерных сил Соединенных Штатов в рамках этого военного блока. В начале 1963 года американо-французские противоречия в ядерной области приобрели крайне острый характер.

В мае 1963 года правительство Франции принимает решение о развертывании работ по разработке ракеты средней дальности. Планировалось, что, начиная с 1971 года, будет развернута группировка в составе 54 шахтных пусковых установок. Причиной появления этих планов послужила задержка с реализацией программы вступления в строй первой французской ПЛАРБ. В первой половине 60-х годов экономика Франции была на подъеме. Поэтому правительство для реализации второй военной программы на 1965-68 года выделило значительно большие финансовые средства, что позволило стабильно финансировать развитие стратегических ядерных сил.

В истории развития французских стратегических ядерных сил третью военную программу можно смело считать этапной. В июле 1971 года началось развертывание первой эскадрильи в составе девяти БРСД S-2, которая заступила на боевое дежурство в апреле следующего года. Сразу же приступили к вводу в строй второй эскадрильи. Была осуществлена модернизация бомбардировщиков <Мираж> IV и их боевого оснащения, на что до 1975 года затрачено 2,78 млрд. франков.

29 февраля 1972 года правительство принимает Декрет о перспективном строительстве ВМС Франции до 1995 года. В нем определялось, что подводный ракетоносный флот должен стать основой национальных стратегических ядерных сил. С этого момента большая часть финансовых средств, отпускаемых на развитие стратегических вооружений, стала направляться на строительство и оснащение подводных ракетоносцев. В марте 1972 года по решению правительства атомные ракетные подводные лодки, а также силы и средства боевого и метериально-технического обеспечения были выделены в самостоятельное стратегическое морское командование.

Еще в 60-х годах, когда формировалась программа строительства подводного ракетоносного флота, был заложен поэтапный путь ее реализации (по аналогии с американской программой <Поларис>). Это позволило плавно наращивать ядерную мощь ВМС. В январе 1972 года на боевое патрулирование в Норвежское море вышла первая французская ПЛАРБ <Редутабль> - головная в серии из пяти единиц, а годом позже - вторая <Террибль>. Обе были вооружены баллистическими ракетами <М1>. Следующая в серии ракетная лодка <Фудроянт>, совершившая свой первый выход на боевое патрулирование в сентябре 1974 года, несла БРПЛ <М2>. Эта ракета при той же мощности головной части в 500 кт имела несколько увеличенную дальность стрельбы. Четвертая и пятая субмарины были вооружены ракетами <М20> с моноблочной термоядерной ГЧ мощностью в 1 Мт. Впоследствии все ранее вступившие в строй подводные ракетоносцы были перевооружены этими ракетами при проведении плановых капитальных ремонтов.

В период президентства В.Ж. дЭстена основные принципы деголевской ядерной стратегии сохранились. Однако наметились и первые шаги в эволюции внешнеполитического курса Франции, направленные на сближение с США и НАТО. Так в 1974 году, в Оттаве, делегация Французской республики признала взаимосвязь ядерных сил Великобритании и Франции в общей системе сил сдерживания Североатлантического блока. В 1976 году вместо концепции <все или ничего> официально принимается концепция <реалистического сдерживания на всех уровнях>. Это давало толчок развитию тактических ядерных средств. Французский президент признал возможность ведения коалиционной войны в Европе.

Изменяются задачи национальных стратегических ядерных сил. Теперь уже руководство Франции считает, что они не могут быть применены в качестве ответа на любую форму агрессии, а только в случае атомного нападения. По оценкам официальных лиц к 1978 году был достигнут первоначально запланированный уровень количественного развития СЯС в соответствии с принципом <достаточности>, который генерал Ги Мери (видный военный теоретик) определял так: < ... уровень развития СЯС должен означать способность нанести противнику <ущерб>, который был бы как минимум равен объему <выгод> агрессора в случае его успеха>.

Тем не менее развитие французских стратегических ядерных сил продолжается. В сентябре 1978 года президент В.Ж. дЭстен утверждает план строительства шестой ПЛАРБ с улучшенными характеристиками. С 1979 года началась замена ракет S-2 на S-3. Принимается решение о модернизации части стратегических бомбардировщиков <Мираж> IV в носители управляемых ракет с ядерной головной частью.

В это же время ведутся опытно-конструкторские работы над новыми образцами стратегических вооружений, такими как БРСД мобильного базирования SX и баллистическая ракета для подводных лодок <М4> с разделяющейся головной частью. Основными направлениями их развития приняты: повышение точности стрельбы и мощности ядерного заряда, увеличение дальности полета, создание современных РГЧ. В октябре 1981 года Совет обороны принимает решение о строительстве седьмой ПЛАРБ нового поколения. Пришедший к власти в октябре 1981 года президент Ф. Миттеран подтвердил, что Франция не намерена отказываться от реализации этих программ.

В 1983 году французские стратегические ядерные силы в своем составе имели 33 стратегических бомбардировщика, 18 БРСД S-3 и пять ПЛАРБ с 80 баллистическими ракетами М20. Для них имелся 131 ядерный заряд суммарной мощностью 103,9 Мт.

В очередной военной программе на 1984-88 годы предусматривалось выделение финансовых средств на ввод в строй атомной ракетной лодки <Энфлексибль> с БРПЛ М4, а также на работы по перевооружению этими ракетами четырех ПЛАРБ типа <Редутабль>.

Во внешней политике Франции возобладал курс на дальнейшее сближение со странами НАТО. Французское руководство стремилось играть все большую роль в жизни Европы. Оно стремится навязать европейской общественности мысль, что ядерные силы Франции ответственны за судьбу европейской безопасности, для чего расширяется зона их потенциальной ответственности. Принимается концепция <глобального сдерживания>, имеющая много общих черт с ядерной доктриной НАТО.

С выполнением военной программы 1984-88 годов произошел качественный скачек возможностей национальных стратегических ядерных сил. К этому времени на пяти ПЛАРБ имелось 80 ракет <М4> с 480 боевыми блоками индивидуального наведения. В течение следующих пяти лет на них постепенно устанавливались БРПЛ модификации <М4С> с повышенной дальностью стрельбы. Шестая ПЛАРБ <Редутабль> с ракетами <М20> выводится в резерв.

В начале 90-х годов Франция продолжила совершенствование стратегических вооружений. Велось строительство подводного ракетоносца <Триумфан> - головного в серии из трех единиц. Разрабатывались баллистическая ракета средней дальности S-4, близкая по своим конструктивным решениям к американской <Першинг-2>, и ракеты для подводных лодок <М45> и <М5>, а также новые разделяющиеся головные части для них, совершенствовались системы боевого управления и связи стратегическими ядерными силами.

После анализа перспектив развития международной обстановки в мире в целом и возможных путей совершенствования национальных стратегических ядерных сил руководство Франции приняло решение о передаче в состав САК истребителей-бомбардировщиков <Мираж-2000N>, приспособленных для применения УР ASMP с ядерной головной частью и постепенном выводе из боевого состава средних бомбардировщиков <Мираж> IVP. Кроме того, этой же ракетой вооружили 30 палубных истребителей-бомбардировщиков <Супер Этандар>. Предполагается, что после поступления на вооружение истребителя-бомбардировщика <Рафаль>, он заменит эти машины в качестве носителя ядерного оружия. Так же ведется разработка усовершенствованного варианта ракеты, которая должна обладать повышенной дальностью стрельбы (до 1000 км).

В 1994 году в свет вышла <Белая книга по вопросам обороны>. В ней содержались, в частности, и новые концепции развития СЯС и применения ядерного оружия. Основу военной доктрины Франции составляет стратегия <устрашения и сдерживания>, основывающаяся на положении об обязательном наличии в составе Вооруженных сил страны стратегических ядерных сил и тактического ядерного оружия, рассматриваемых как средство <последнего предупреждения> вероятного противника о готовности Франции нанести удар ядерным оружием. Суть этой стратегии сформулирована так: <помешать любому потенциальному агрессору посягнуть на жизненные интересы Франции путем создания угрозы, которой он в этом случае подвергнется>. И далее <средства устрашения существуют не для того, чтобы выиграть войну, а для ее предотвращения. Речь идет о нанесении агрессору ущерба, равного по масштабам, как минимум, той выгоде, на которую он рассчитывает>. В качестве возможных противников, по объектам которых может быть применено ядерное оружие, стали рассматриваться потенциальные обладатели ядерного оружия, <способные прибегнуть к его применению против Франции>.

В настоящее время разрабатывается концепция нанесения <высокоточных ядерных ударов> авиационными носителями. В случае развязывания войны французские СЯС предполагается использовать совместно с ядерными силами США и Великобритании. Правительство Французской республики активно выступает за создание европейской системы ядерного сдерживания, основу которой должны составить французские и английские ядерные силы.

На конец 1995 года французские СЯС включали силы и средства стратегического авиационного командования из состава ВВС и стратегического морского командования (СМК) из состава ВМС. Стратегическое авиационное командование в своем составе имело две эскадрильи средних бомбардировщиков <Мираж> IVP (15 машин), 49 истребителей-бомбардировщиков <Мираж-2000N> и эскадру баллистических ракет (18 БРСД S-3). Стратегическое морское командование располагало эскадрой ПЛАРБ (пять единиц), на которой имелось 16 БРПЛ <М4> и 64 <М4С>, а также 30 палубных истребителей-бомбардировщиков <Супер Этандар>, переоборудованных в носители УР ASMP. Велись ходовые испытания новейшей подводной лодки <Триумфан>, ввод которой в боевой состав состоялся в 1996 году, и строительство еще двух ракетоносцев этого же проекта. Они должны вступить в строй в 1998 и 2002 годах соответственно и нести на борту ракеты типа <М45> или <М5>. Были возобновлены ядерные испытания для отработки новейших боеголовок. В проекте военной реформы (март 1996 года) предлагается в течение 1997-1998 годов снять с боевого дежурства и демонтировать все средние бомбардировщики и БРСД, как устаревшие и не отвечающие требованиям времени. В дальнейшем планируется иметь только морской компонент СЯС, в состав которого после 2008 года должны входить четыре ПЛАРБ класса <Триумфан> с баллистическими ракетами, обладающими высокими тактико-техническими характеристиками. Таким образом, продолжается совершенствование стратегических ядерных сил Франции и расширение их боевых возможностей.

Предлагаем ТАКОМ - QC12K - лучшее решение в металлургии установка ксенона на автомобиль

Комментарии
Комментарии ()
Комментарии ()

Нет комментариев. Ваш будет первым!