ВходРегистрация

Концепция развития СЯС Китая в период с конца 50-х годов до середины 90-х годов

Концепция развития СЯС Китая в период с конца 50-х годов до середины 90-х годов

С первых лет существования Китайской народной республики ее военно-политическое руководство исходило из того, что непременным условием повышения роли страны в мире должно быть наличие мощных вооруженных сил, оснащенных, в том числе, и ядерным оружием.

Разработка собственной ядерной бомбы не могла быть осуществлена без создания соответствующего научно-технического потенциала, которым Китай практически не располагал. В 1951 году была принята первая <атомная программа> КНР, имевшая на том этапе сугубо мирную направленность. С участием советских специалистов в марте 1955 года развернулось строительство исследовательского реактора на тяжелой воде, а в сентябре 1958 года был введен в строй ускоритель элементарных частиц.

В 12-летнем (1956-1967) плане развития науки и техники, направленном на создание национальной научно-технической базы, появился секретный раздел, посвященный вопросам разработки ядерного оружия и его носителей. Во взглядах китайского руководства на ядерную стратегию в те годы прослеживались две концепции. Первая, официально декларируемая, преуменьшала военную и политическую значимость ядерного оружия. Это делалось для того, чтобы в условиях появления ядерных держав и отсутствия такого оружия в Китае продемонстрировать независимость политического курса на международной арене, скрыть слабость страны в военном отношении и убедить китайский народ в способности успешно преодолеть трудности и лишения ядерной войны. Для этого на всей китайской территории было организовано строительство широкой сети подземных убежищ, а также пещер и тоннелей в горах. Вторая концепция выдвигала ядерное оружие как неотъемлемый атрибут великодержавности, самостоятельной и независимой внешней политики, достижения руководящей роли страны в мировом революционном процессе. Эта концепция предназначалась для высших кругов.

На принятие Китаем окончательного решения стать ядерной державой решающие значение оказало господствующее положение политики США и СССР в разрешении двух военных кризисов, какими стали корейская война (1950-1953) и китайско-американское столкновение в Тайваньском проливе (1958). В ходе этих конфликтов Китай не один раз подвергался со стороны США угрозам применения против него ядерного оружия, что вынуждало китайское руководство изменять свои первоначальные политические цели. Получив такие наглядные уроки и убедившись в отрицательной реакции Советского Союза на многочисленные просьбы Китая <поделиться с ним ядерными секретами>, руководство страны приняло решение о форсированном создании собственного ядерного потенциала.

В начале 60-х годов произошло значительное ухудшение советско-китайских отношений, и после выезда из КНР советских специалистов все работы в области атомной энергии приобрели ярко выраженный военный характер. Несмотря на экономические потрясения, вызванные политикой <большого скачка> (1958-1960), специалистам этой отрасли были созданы благоприятные условия для проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Одновременно были созданы условия для возращения в страну специалистов китайского происхождения из-за рубежа. 16 октября 1964 года в КНР было осуществлено первое испытание ядерного устройства мощностью 20 кт. Для предотвращения негативной реакции мирового сообщества руководство Китая в тот же день сделало заявление об отказе от применения ядерного оружия против кого-либо первым.

В мае 1965 года было проведено второе ядерное испытание, продемонстрировавшее создание авиационной атомной бомбы. В качестве ее носителя использовался самолет Ту-4. Мощность взрыва достигла 40 кт. 9 мая следующего года было проведено третье ядерное испытание. 27 октября 1966 года состоялся первый успешный пуск баллистической ракеты с ядерной головной частью, а 17 июня 1967 года было испытано термоядерное устройство мощностью 1-3 Мт. В качестве средства доставки использовался бомбардировщик Ту-16. В 1988 году китайские специалисты осуществили подрыв ядерного устройства мощностью до 5 кт с повышенным выходом радиационного излучения, что свидетельствует о разработке Китае нейтронного боеприпаса.

Серийное производство ядерных боеприпасов было начато в КНР с 1968 года, а термоядерных - с 1974 года. Учитывая довольно ограниченные ресурсы государства, китайское военно-политическое руководство пошло по пути накопления преимущественно термоядерных боеприпасов (при увеличении мощности взрыва в десятки раз затраты на создания такого боеприпаса в два раза меньше, чем ядерного). Конечно, они хотели бы иметь такой ядерный потенциал, который обеспечивал достижение политических целей и ядерного паритета с США и СССР. Поэтому реальным ограничителем китайской ядерной мощи стали материальные, финансовые и производственные ресурсы, позволившие изготовить к концу 1970 года около 200 ядерных боезарядов и увеличить их число до 875 к 1980 году.

Одновременно с разработкой ядерных зарядов проводились работы по созданию средств их доставки. Не обладая на начальном этапе реализации <ядерной программы> собственной авиационной и судостроительной промышленностью, Китай в отличие от передовых ядерных держав сосредоточил свои усилия на разработке баллистических ракет наземного базирования - самого дешевого компонента СЯС. Одновременно развернулись работы по переоборудованию части поставленных Советским Союзом тяжелых бомбардировщиков Ту-4, а потом и Ту-16, в носители атомного оружия.

Реализацию китайской ракетной программы предусматривалось осуществить в три этапа: создание баллистических ракет средней дальности (БРСД) с дальностью стрельбы 1000-2700 км; баллистической ракеты промежуточной дальности (БРПД) до 5600 км; разработка межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Руководство по координации всех усилий в этой области поручили маршалу Не Жунчжэню. В соответствии с советско-китайским соглашением от сентября 1957 года в начале 1959 года КНР были переданы лицензии и техническая документация на производство ракеты Р-2, а также других ракет различного назначения. Кроме того, советские специалисты оказали помощь в проектировании и строительстве ракетного испытательного полигона и в создании специализированного НИИ. К этим работам были привлечены и лучшие национальные специалисты, получившие образование в СССР и в других странах. После ухудшения советско-китайских отношений в 1960 году всякая помощь Китаю прекратилась и ему пришлось рассчитывать только на свои силы.

Первой китайской БРСД стала DF-1, впервые успешно испытанная в конце 1966 года. Это была баллистическая ракета с жидкостным ракетным двигателем (ЖРД). В качестве окислителя использовался жидкий кислород. Ракета имела дальность полета около 1300 км, большой стартовый вес, низкую боевую готовность и еще целый букет недостатков. Она строилась малой серией и использовалась в основном для проведения испытаний и накопления опыта эксплуатации ракетной техники.

В 1970 году на вооружение принимается ракета средней дальности DF-2 (<Дунфэн-1> по советской классификации, использовавшейся до середины 80-х годов) с улучшенными характеристиками. По внешнему виду и техническим характеристикам она была близка к советской ракете Р-12. На базе DF-2 была развернута группировка Стратегических ракетных войск КНР.

К 1974 году закончилось создание единой системы оперативного управления ракетными комплексами. Стратегические ракетные войска (СРВ) были выделены в самостоятельный вид Вооруженных сил Китая.

В конце 70-х завершилась разработка ракет DF-3 (<Дунфэн-2>) с дальностью полета до 4000 км и DF-4 (<Дунфэн-2-1>) промежуточной дальности. С вводом в строй новых боевых ракетных комплексов в пределах досягаемости китайских ядерных средств находилось примерно 2/3 территории СССР, северо-восточная часть Индии, страны Юго-Восточной Азии, Япония и Корея.

Учитывая низкие боевые и эксплуатационные характеристики своих ракетных комплексов, пекинское руководство решило отвести своим стратегическим ракетным войскам роль <минимально сдерживающего> фактора. Оно исходило из того, что в случае войны СССР и США после обмена ядерными ударами понесут значительные потери. Тогда Китай, сохранивший свой военный потенциал, сможет диктовать свою волю. Возможность ведения ядерной войны против стран Южной и Юго-Восточной Азии в этот период не рассматривалась, так как они не представляли для КНР ядерной угрозы. Но китайское ядерное оружие в отношении этих стран играло роль средства политического давления, что усиливало позиции Китайской республики.

С середины 70-х годов китайские ракетостроители приступили к созданию МБР и БРПЛ. Одновременно велись работы по совершенствованию характеристик ядерных зарядов. В мае 1980 года были проведены успешные пуски ракеты DF-5 - первой китайской межконтинентальной ракеты с дальностью полета до 12000 км. После принятия ее на вооружение развернулось строительство шахтных стартовых комплексов в центральной части страны. В их пределы досягаемости попали объекты на всей территории СССР, США и Индии. Таким образом, Китай стал обладателем ядерных средств глобального масштаба.

Создание национальной ракетно-ядерной системы морского базирования выводило СЯС КНР на новый качественный уровень. Поэтому работам в этой области придавалось особое значение. Они начались во второй половине 60-х годов, когда китайские конструкторы пытались улучшить две большие ракетные дизель-электрические подводные лодки советского проекта 629 и семь ракет для них. Довольно скоро это направление было признано бесперспективным.

В 1981 году на воду спустили ПЛАРБ <Ся>. Одновременно велось проектирование ракеты JL-1 (<Цзюйлан-1>). Ее летные испытания, начавшиеся в 1985 году, удалось завершить только в 1988 году. В настоящее время ведутся работы по дальнейшему совершенствованию морского компонента стратегических ядерных сил Китая.

Недостаток финансовых средств и относительная неразвитость национального самолетостроения не позволили Китаю создать собственный стратегический бомбардировщик. С конца 60-х было налажено производство стратегического бомбардировщика среднего радиуса действия - носителя ядерных бомб H-6 (фактически - советский Ту-16). Темпы поставок этих машин в строевые части были крайне низкими. Да и самолет к середине 70-х годов порядком устарел.

В начале 80-х годов китайское военно-политическое руководство, окончательно отказавшись от стремления достичь примерного ядерного паритета с США и СССР, вынуждено было выработать новые концепции использования собственных СЯС. Была принята концепция <ответного ядерного удара>, закрепившая идею строительства компактных ядерных сил сдерживания, которые должны были быть способны выполнить свои задачи в любых военно-стратегических условиях.

Суть ядерной стратегии Китая сводилась к двум положениям. В мирное время - сдерживание потенциальных противников от развязывания ядерной войны против КНР и обеспечение проведения независимой внешней политики. В военное время - сдерживание перерастания обычной войны в ядерную. Чтобы успешно решать эти задачи, учитывая свой ограниченный ядерный потенциал, китайцы взяли курс на качественное совершенствование собственных СЯС, и прежде всего, в области повышения их живучести.

Из этой концепции объективно следовали и возможные формы применения ядерных сил в двух вариантах: ответный или ответно-встречный удар. Однако стоящие на вооружении КНР стратегические системы вследствие их низкой боеготовности и защищенности не могут обеспечить нанесение ответно-встречного удара или достаточно мощного ответного удара. Нанесение внезапного удара требует времени на предварительную подготовку, которая наверняка не сможет быть не замечена из космоса. Такое несоответствие в конце концов привело к изменению взглядов на возможный порядок применения Китаем ядерного оружия.

На рубеже конца 80-х - начала 90-х годов руководство КНР стало уже допускать применение ядерного оружия первым в случае наступления экстремальных условий военно-политической обстановки, например таких, как неудачный исход начального этапа обычной войны, угроза полного разгрома основных группировок вооруженных сил, реальная угроза уничтожения национальных СЯС обычными средствами поражения и др. Возможными объектами поражения при этом, учитывая невысокие тактико-технические характеристики баллистических ракет - основного компонента китайских СЯС, могут стать крупные площадные цели экономического и военного характера.

С началом ликвидации значительных арсеналов стратегических наступательных средств США и Советского Союза, а в последствии России, у Китая появился хороший шанс достичь ядерного паритета с этими государствами. Поэтому руководство КНР придает особое значение созданию ракетных комплексов наземного и морского базирования нового поколения.

В 1994 году закончены испытания БРСД DF-21 (HT-2) - первой китайской баллистической ракеты мобильного базирования с дальностью полета 1800 км.. С развертыванием группировки этих ракет (к концу 1995 года на вооружении имелось 21 БРСД DF-21) Стратегические ракетные войска Китая выйдут на новый уровень, а их живучесть возрастет на несколько порядков.

Для морского компонента китайских СЯС разрабатывается вторая баллистическая ракета с повышенной точностью и увеличенной дальностью стрельбы. Планируется, что на вооружение она поступит вместе со второй ПЛАРБ, которая должна стать дальнейшим развитием <Ся>.

Если КНР к началу 21-го столетия сможет реализовать свои планы перевооружения СЯС новыми системами, а Россия и США выполнят положения Договора СНВ-2, то Китай останется единственным государством, которое будет обладать МБР с РГЧ.

Таким образом, китайское руководство продолжает совершенствование своих стратегических ядерных сил и стремиться вывести их на новый качественный уровень, который позволит гибко использовать их боевой потенциал.

Нет денег на дорогую машину? Возьмите лимузины на прокат. Большой парк и выбор.

Комментарии
Комментарии ()
Комментарии ()

Нет комментариев. Ваш будет первым!